К вопящим «шлюха» отношение будет все более презрительным - Человек - Культура - Общество <!--if(Общество)-->- Общество<!--endif--> - Каталог статей - наука в Томске, и не только
Среда, 12.12.2018, 17:16
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Россия. Наука. XXI век
Форма входа
Меню сайта

Категории раздела
Замечательные люди Томска [32]
Человек - Культура - Общество [834]
Политика, Экономика, Кризис [2644]
Экономика [93]
BraveNewWorld [45]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz




  • Главная » Статьи » Общество » Человек - Культура - Общество

    К вопящим «шлюха» отношение будет все более презрительным

    К вопящим «шлюха» отношение будет все более презрительным

    Антон Крылов
    журналист

    «Мальчик девочку любил, мальчик девочку убил» – подобные случаи, увы, не редкость в мировой истории и уголовной практике. Ревность была и остается одной из основных причин убийства женщины мужчиной или мужчины женщиной.

    Подавляющее большинство подобных убийств проходят мимо внимания журналистов и публики, за исключением разве что совсем вопиющих случаев, или когда молния бьет совсем рядом. Один из таких случаев и приключился в начале недели в Москве, когда студент Бауманки зверски убил и изнасиловал студентку Вышки.

    Детали, наверное, можно не писать – вряд ли остался хоть один следящий за новостями человек, который даже против своей воли не знал бы о том, как мальчик сперва бил девочку, потом душил девочку, потом насиловал девочку, потом резал девочку, потом снова душил и снова насиловал, а потом проспался, ужаснулся, подробно описал произошедшее в соцсети и убил себя. Примечательно, что описывать детально изнасилование и убийство законодательство позволяет, а самоубийство – нет, Роскомнадзор бдит.

    Как оно, к сожалению, в последние годы случается все чаще, больше пугает не само преступление, а реакция общественности.

    Три часа! Три часа многочисленные знакомые убийцы «лайкали» его запись, в которой описывались детали преступления. И только по прошествии этого времени единственному человеку пришло в голову доехать до квартиры, чтобы «проверить» написанное. Понятное дело, что в данном случае спасти кого-то было бы уже невозможно, мальчик опубликовал запись «с отсрочкой».

    Фото: с личной страницы на vk.com
     

    А если бы нет? В полиции работают достаточно молодые люди, которые отлично понимают, что запись в соцсети является таким же поводом для проверки информации, как и телефонный звонок или крик из-за стены. Если кто-то пишет «я убил» или «я собираюсь убить» – это однозначный повод вызвать полицию, чтобы потом не мучиться чувством вины за непредотвращенное преступление.

    Ну а вакханалия в соцсетях вокруг морального облика убитой – это вообще что-то запредельное. Такое впечатление, что каждый, пишущий «так и надо шлюхе», не просто претерпел в своей жизни от неверных женщин, а был пойман женской бандой и жестоко изнасилован чем-то шершавым толщиной с фонарный столб. Обычно ненависть к кому-либо подобного накала и радость от чьей-либо смерти видишь лишь у непосредственных жертв насильственных преступлений.

    У каждого нормального мужчины бывает описанное Пушкиным состояние «я вас люблю – хоть я бешусь», но комментарии под фотографиями участниц флешмоба #этонеповодубить, весьма умеренно фривольными, оставляют крайне тягостное впечатление.

    Мне сложно представить мужчину (или юношу), который с такой ненавистью писал бы о женщинах в социальных сетях, а потом отправлялся бы с одной из настолько ненавидимых им «шкур» в постель. Учитывая, что подавляющему большинству геев подобное женоненавистничество, как правило, не свойственно, возможно, речь идет о какой-то ранее не зафиксированной наукой сексуальной ориентации.

    Да, что-то можно списать на принципиальный троллинг, что-то – на синдром интернет-анонимности, но азербайджанцы не пишут об армянах, а щирые украинцы – о коварных москалях, с такой ненавистью, с какой вполне реальные молодые люди – о девушках. И это, безусловно, очень серьезный сигнал об уровне ненависти в обществе.

    Еще одним удивлением лично для меня стало обилие тоскливого народного творчества по термину «френдзона». Оказывается, это какое-то вечное проклятие современного молодого человека – оказаться во «френдзоне», где и ощущал себя убийца.

    Выглядит крайне странно, учитывая существование «Тиндера», обилие вечеринок на любой вкус и прочих мест, где можно познакомиться с девушками. Каждый из нас, будучи молодым, неоднократно слышал (и произносил) слова «давай лучше останемся друзьями», это был четкий сигнал: «не в этот раз». Повод поискать другую, а не предаваться разрушительной рефлексии.

    Впрочем, вряд ли стоит предаваться стариковскому «в наше время все было совсем не так» – в общих чертах, скорее всего, было именно так. Нынешняя интернет-ненависть к «шлюхам» – это, по сути, гопническая уверенность в том, что если девушка переспала с кем-то из компании и рассталась с ним – то теперь она обязана «давать» всем. Просто не сталкивавшиеся с субкультурой пригородов люди раньше не замечали подобного явления, а теперь его невозможно пропустить, если пользоваться интернетом.

    Флешмоб #этонеповодубить вряд ли значительно увеличит число фотографий полуобнаженных девушек в интернете (к тому же откровенной порнографии все равно всегда будет больше). Но это действительно повод напомнить всем, что нельзя убивать не только тех, кто фотографируется в трусах или без трусов.

    Нельзя убивать тех, кто рисует карикатуры, какими бы обидными они ни казались лично вам.

    Нельзя убивать тех, кто неуважительно относится к флагу вашей страны и даже подтирается флагом вашей страны.

    Нельзя убивать тех, кто говорит вам плохие слова и даже называет вашу маму проституткой.

    Нельзя убивать вообще никого, кроме тех, кто пытается убить вас или ваших близких.

    И нельзя одобрять убийства и хоть в чем-то винить жертву.

    Конечно, от одобрения (понимания, оправдания) убийцы и осуждения (непонимания, критики) жертвы до реального убийства – огромная дистанция, и подавляющее большинство никогда ее не пройдет.

    «Виктимблейминг» (дурацкое слово, но русского аналога пока не придумали) – это вообще не столько про жертву, сколько про осуждающего: механизм наивной психологической защиты, основанный на ложной уверенности в том, что если «правильно» себя вести, то с тобой никогда ничего не случится.

    И, что самое главное – будущее за теми, кто сочувствует жертвам и осуждает преступников, о чем бы ни шла речь: о хладнокровном убийстве или о банальном домогательстве. Это норма, которая будет утверждать себя все увереннее, а к вопящим «шлюха» отношение будет все более и более презрительным.

    Но очень грустно, что это понимание приходит только через трагедии.

    Категория: Человек - Культура - Общество | Добавил: sci-ru (11.02.2018)
    Просмотров: 127 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Copyright MyCorp © 2018
    Бесплатный хостинг uCoz