"Бархатное подполье" - Человек - Культура - Общество <!--if(Общество)-->- Общество<!--endif--> - Каталог статей - наука в Томске, и не только
Понедельник, 23.10.2017, 12:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
Россия. Наука. XXI век
Форма входа
Меню сайта

Категории раздела
Замечательные люди Томска [30]
Человек - Культура - Общество [783]
Политика, Экономика, Кризис [2595]
Экономика [88]
BraveNewWorld [26]

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz




  • Главная » Статьи » Общество » Человек - Культура - Общество

    "Бархатное подполье"

    Владимир Преображенский: «Бархатное подполье» станет почти масонской ложей»

    glavnaya

    Владимир Преображенский не только творчески разносторонний человек: музыкант, поэт, журналист, но еще и смелый экспериментатор: не побоявшись десять лет назад создать свой «бархатный» мир, он превратил его в настоящую субкультуру с уникальным стилем и избранной аудиторией. В преддверии юбилея фестиваля коллекционным тиражом была издана написанная Владимиром книга «Бархатное подполье»: декаденты современной России».1

    MuseCube встретился с Владимиром, чтобы узнать, как стать гостем закрытого клуба, нащупать грань между эротизмом и пошлостью, зачем нужно было писать книгу, а так же как должен отвечать на звонок современный денди.

    Владимир, правда ли, что с этого года мероприятия «Бархатного подполья» становятся закрытыми для широкой публики? С чем это связано?

    Чтобы «Бархатное подполье» было таким, каким я действительно всегда хотел его видеть, необходимо, в одной стороны, огородиться от посторонних, с другой — довольно точно нащупать свою публику. А это избранные люди — с точки зрения внутренней подготовленности, эрудиции, манер и привычек. Поэтому я стремлюсь к тому, что бы человек мог попасть на мероприятие, не просто купив билет, а пройдя своего рода инициацию. Сейчас формируется закрытый клуб, в который будет несколько степеней, так сказать, «посвящений». Будут происходить какие-то презентации для широкой публики, куда можно просто попасть и познакомиться с Движением.

    Кроме того, если люди зарегистрируются у нас на сайте barhat-art.ru, с ними будет идти определенное взаимодействие и, возможно, их пригласят уже на более закрытые мероприятия «Бархатного подполья». Когда новые адепты изысканного «бархатного» стиля станут постоянными участниками наших мероприятий и с ними установятся уже и дружеские взаимоотношения, могут быть какие-то акции еще более закрытого характера. Либо человек просто остается на каком-то уровне и дальше не допускается. Это будет такая своего рода масонская ложа (Улыбается). Я считаю, что это правильно. Когда работаешь с такой деликатной бархатной темой, где переплетаются эстетизм, дендизм и декаданс, конечно, нужен и особый подход.

    «Бархатное подполье» имеет славу «фестиваля со странностями». Кого-то он откровенно пугает…2

    Странные люди, собравшись вместе, не могут делать не странные вещи, не правда ли? (Загадочно улыбается). Это особый мир для особых людей, где гости становятся не только наблюдателями происходящего, но и участниками, где артист может сойти со сцены и тут же присесть с вами за столик и завести беседу…

    Да, на организацию фестивалей и салонов «Бархатное подполье» нередко влияли какие-то особые вибрации, происходили необъяснимые, порой мистические истории. Например, хочется сделать «Бархатное подполье» в каком-то необычном месте, в которое трудно попасть и стоит это больших денег, вдруг раз – это нам все открывается бесплатно. Или планируем салон — и неожиданно выясняется, что клуб закрывается, и вообще здание собираются сносить. Мы, после бессонной ночи, решаем все же пойти на риск – и в последний момент успеваем сделать фестиваль. А через месяц действительно здание сносят. Случались и драматические, и курьезные случаи, о чем подробно рассказано в книге «Бархатное подполье». Декаденты современной России».

    Скажем, фестиваль «Бархатное подполье» 2009 года вызвался поддержать журнал Penthouse и даже предоставить своих моделей для фотосессии. Но по дороге на мероприятие чарующей красоты прелестницы попадают в автоаварию и их, со страшными травмами, увозят в Склиф. Слава Богу, тогда все остались живы. А когда я организовывал первый декадентский салон, который должен был пройти в старинном особняке, его чуть было не запретили на уровне комитета по культуре города Москвы. Чиновники решили, что мы собираемся устроить сексуальную оргию, и я писал специальную бумагу, подтверждающую, что буду проводить театрализованную лекцию «Эстетика декаданса: от французских символов до наших дней» и обязуюсь не отступать от сценария.

    Кстати, раз уж заговорили об оргиях, где, по Вашему мнению, грань между эротизмом, который присутствует у вас в салонах, и сексуальной пошлостью? Как вы ее определяете?

    Грань определяется вкусом и чувством стиля. Например, сидит у нас в салоне раскованная девушка с обнаженной грудью. Но она не просто так сидит: во-первых, она сидит красиво, во-вторых, она обладает некими манерами, и, если подойти к ней и завести правильный диалог, она вам правильно будет отвечать. А напротив нее сидит художница и пишет картину. То есть эта девушка модель и она позирует, просто обычно это происходит в студии, а тут — прямо на мероприятии. Действо оправдано: происходит создание картины, это красиво, элегантно. Или у нас была женщина-мольберт: на обнаженной девушке художник рисует контуры картины и каждый гость салона под руководством художника может подойти и пририсовать какой-то элемент. Это пикантно, интересно и красиво, художественно осмысленно.

    А какие-то новые творческие союзы у Вас в салонах складывались?3

    Да, такое часто происходит. Например, поэт Сергея Зхус пришел читать свои стихи, его услышала юная леди Лали, подошла к нему после выступления и сказала: «На следующем салоне я хочу с Вами читать Ваши стихи». И действительно, на следующем салоне они читали вместе. Как-то в одной программе выступали не знавшие друг друга до этого группа Absent Sunday и танцовщица Кристабель Отэм. А потом они начали вместе давать концерты, в том числе и за пределами «Бархатного подполья». Такие альянсы возникали и возникают постоянно. На то я и продюсер «Бархатного подполья»: я вижу, как различные творческие единицы способны соединяться друг с другом — как в формате фестиваля, так и за его пределами, как можно усилить какие-то вещи, могу где-то что-то подсказать, ни в коем случае не навязывая.

    Особенно интересная история была как раз с Сергеем Зхусом – получилось так, что я научил поэта читать его собственные стихи. Он опубликовал у нас в сообществе несколько своих шедевров, я их прочел и так восхитился, что тут же пригласил Сергея выступить на ближайшем салоне, хотя до него оставалась всего неделя и программа была укомплектована. Но когда он вышел на сцену, меня постигло разочарование: я же читал эти произведения на бумаге и в красках себе представлял, как живо и выразительно это может быть преподнесено, а Зхус включил фонограммой классическую музыку и начал монотонно читать. Я вижу, что номер проваливается, и мне за Сергея обидно как за творческую единицу. Потому что и реакция зрителей была, честно говоря, вялой… И после салона я ему говорю: «Сергей, я хочу Вам кое-что предложить. У вас замечательные стихи, но я бы прочитал это так» и начинаю читать, как я это себе представлял – с интонацией и жестикуляцией. Он смотрел на меня минут пять, а потом сказал: «Это гениально, да, так и надо!». Потом он мне через интернет присылал пробные видеоролики, показывал, как тренируется читать. В первом ролике он красовался в бабочке, наушниках, тюбетейке и черных очках – уже один вид был гениален. И на следующем салоне он читал уже артистично, с жестами, и сейчас с успехом выступает на различных поэтических мероприятиях, даже на гастроли ездил. Это пример того, как в нашей атмосфере люди начинают себя мощнее проявлять.

    Что мне особенно приятно, многие артисты признаются, что именно на «Бархатном подполье» они могут раскрыться, стать самими собой и проявить себя так, как на самом деле требует душа. В принципе, люди на фестивале могут проявлять себя довольно необычно: например, девушка двадцать первого века надевает манто, делает радикальный макияж, она может себя вести очень экстравагантно, быть странной и не бояться этого. Не бояться, что в этом кругу на нее будут тыкать пальцем и неадекватно реагировать. Со стороны кажется, что вроде бы обычный человек примеряет на себя какую-то экстравагантную маску, но мне многие говорили, что именно в «Бархатном подполье» могут побыть такими, какие есть на самом деле. То есть, оказывается, что это истинное лицо человека — как он себя внутри ощущает, не имея возможности в окружающем социуме проявиться именно таким образом.

    Расскажите про книгу «Бархатное подполье»: декаденты современной России», которая вышла в ноябре этого года. Почему Вы решили ее написать?4

    Для меня это некий факт, который позволяет осознать, что, по крайней мере, десять лет моей жизни прожиты не зря. Прошлым летом я вдруг понял, что в следующем году десять лет фестивалю «Бархатное подполье», группе «Бостонское чаепитие» — пятнадцать, и надо это ознаменовать каким-то событием. Но два музыкальных альбома у меня уже есть, фильм документальный про меня сняли, дипломную работу про меня написали, значит, теперь надо книгу выпустить (Смеётся). Тем более 2015 год объявлен годом литературы, а к литературе я имею прямое отношение — у меня филологическое образование, и я всегда хотел заниматься литературой. Когда еще был маленьким и не умел писать, мои первые сказки и рассказы записывали бабушка и дедушка. А я им говорил, что буду классиком русской и советской литературы (Смеётся). И в школе, и в институте я писал какие-то рассказы, романы, потом перешел на стихи, вернее тексты собственных песен.

    Конечно, лучше было бы, что бы эту книгу не я написал, а кто-то со стороны, а я был просто героем и со мной сделали вставки как интервью. Но, как это водится, у людей менялись планы и жизненные ситуации и стало понятно, что надо писать самому. Плюс я предложил некоторым участникам фестиваля написать свои воспоминания и потом приходилось клещами вытаскивал эти истории, от кого-то так и не удалось ничего добиться. Больше всего в написании мне помог Сергей Зхус, Мария Рунова написала две великолепные главы, но я от нее ждал гораздо больше.

    Интересная история была с иллюстрациями в книге – в какой-то момент я решил, что хорошо было бы оформить ее как, например, оформлял Обри Бердслей пьесы Оскара Уайльда. Я сходил в Пушкинский на выставку, посмотрел, как оформлена «Саломея», меня действительно это впечатлило и я стал искать художника. Одна художница очень заинтересовалась этим проектом и попросила прислать несколько глав, что бы она подпиталась идеей и начала работать. Параллельно с этим я договариваюсь с одним моим хорошим институтским другом — журналистом, эссеистом литератором, чтобы он был одним из соавторов книги. Я знаю, что он пишет хорошо, глубоко, и он тоже начинает читать материал, погружаться в него, и сначала дает свое согласие на работу. А через некоторое время, буквально в один день, я получаю два звонка: сначала от художницы, она говорит: «Володь, ты извини, я почитала главы повнимательнее и поняла, что не смогу оформлять книгу – она как-то сильно расходится с моим внутренним миром», и в этот же вечер звонит Женя, мой институтский друг, и печально так: «Володя, ты только не обижайся, но я не смогу работать над материалом». Я в недоумении спрашиваю, что случилось, почему нет, он отвечает: «Ты знаешь, я не должен говорить тебе о причинах, но это, вероятно, будет для меня не только невозможно, но и не безопасно. Что бы хоть как-то тебе объяснить, я могу сказать только два слова: черный интернационал». Что в конечном итоге он имел в виду, так и осталось для меня загадкой…

    В итоге Женя действительно отказался и не стал соавтором книги, но в ней есть некоторые выдержки из его рецензий, и он же является автором одного из текстов песни «Бостонского чаепития», так что в книге все равно присутствует. А оформителем материала стала художница Валерия Гудкова, иллюстрации получились прекрасные, хотя процесс тоже шел не просто и у нас, конечно, были разногласия.

    Две презентации книги уже прошли, но, насколько я понимаю, будет еще третья?5

    Первая презентация, литературная, была 4 ноября в ресторане-клубе «Гамбит Lounge», который располагается в старинном особняке князей Одоевских и графа Шереметьева. Мы устраивали литературные чтения, мероприятие посетила Ольга Вайнштейн, автор знаменитой книги «Денди» и главный специалист по дендизму у нас в стране. Было очень приятно ее видеть, поскольку отчасти она своей книгой вдохновила меня на создание фестиваля. Театральная презентация прошла 8 ноября на театральной сцене музея-театра «Булгаковский Дом». Это очень интересное место с особенной атмосферой. Кстати, именно там когда-то сложилась и была впервые исполнена песня «Шпионы гламура», которая дала рождение первому нашему альбому с одноименным названием.

    Начинал программу презентации театр «Сомнамбула», сразу погрузив зрителей в мистическое поле своим номером с черепами, выступала Кристабель Отэм, очень талантливая танцовщица, представительница направления декаданс-трайбла, Ляля Бежецкая, королева российского бурлеска, представила свое бурлеск-кабаре «Шкатулка» и показала сольный номер «Мата Хари», Михаил Присмотров-Белов, автор проекта Vert_In_Sky, пел песни великого русского шансонье в творческой интерпретации, со вставками из писем и воспоминаний, Сергей Зхус прочитал ряд блистательных опусов, выступала Дарья Ловать, потрясающая певица, актриса и поэтесса, звезда «Кабаре Безумного Пьеро». Ведущим вечера был актер и режиссер Борис Черкасов. Получилась очень правильная атмосфера – театральный зал, все сидят в креслах, мистика вокруг.

    Планируется еще музыкальная презентация, которая совпадет с пятнадцатилетием группы «Бостонское чаепитие». Будет большой концерт, постараемся собрать и прошлые составы группы, также выступят некоторые артисты «Бархатного подполья».

    В магазине книгу можно будет купить или только на презентации?7

    Книга печатается по частям, это небольшой коллекционный тираж. Первая, уже напечатанная часть, почти вся разошлась в магазины из издательства. На первых же двух презентациях было реализовано пол тиража! Книга оказалась реально востребованной и, как отмечают первые ознакомившиеся с текстом, читается как авантюрный роман.

    Расскажите поподробнее про содержание.

    В книге есть три типа текстов: это воспоминания мои и участников фестиваля, второе — это искусствоведческие статьи, посвященные таким важным понятиям, как эстетизм, эскапизм, дендизм и так далее, и третье — это выдержки из прессы про «Бархатное подполье». Издание иллюстрированное, здесь есть и графика, и цветные вставки – фотографии, я надеюсь, что это все дает красочную картину. В книге много и веселого и интересного, в тоже время в ней подлинные человеческие судьбы и драмы, допустим, воспоминания поэтессы, актрисы бурлеска Магдалены Курапиной, бывшей гражданской жены писателя и опального политика Эдуарда Лимонова. Магдалена рассказывает историю их взаимоотношений и того номера, который был показан на «Бархатном подполье», почему именно он и как это связано с Лимоновым. Также в книге содержатся событийные истории и глубокие культурологические изыскания, экскурсы в историю изящных аксессуаров: цилиндра, бабочки, трости. Есть здесь и манифесты, рожденные в том числе в лоне «Бархатного подполья», например, такие как «Кодекс современного денди». Скажем, в одном из его разделов читаем: «Стильно: не знать, что такое хипстер; обращаться к незнакомым людям на «Вы» в независимости от возраста и социального положения; на 6вечеринке, где бесплатно рекой льются спонсорские алкогольные напитки попросить прохладной воды с лимоном; не иметь привычку делать селфи; читать бумажные книги. Не стильно: обсуждать актуальные тренды и то, что сейчас модно; обсуждать в обществе чьи-либо наряды; с гордостью рассказывать о своем знакомстве с известными людьми; при знакомстве с кем-либо озвучивать добрую половину своего творческого и профессионального портфолио». Есть еще «Вербальный этикет современного денди», он взят из интернета, но очень хорошо нами освоен: «Отвечая на звонок, говорить «Алло», «Да» и «Какого хера» стало старомодно, есть другое нужное слово: «Внемлю». Если архаизм с перепуга забылся можно заменить фразой: «Кому я понадобился?», произносимой с МХАТовским трагизмом. На нежелательные и грубые вопросы, требующие немедленного ответа есть замечательная фраза: «Вам, сударь, какая печаль?», ну и так далее. В общем, читателя ждет интересное чтение, перед ним раскроется очень необычный, противоречивый, притягательный мир.

    И последний вопрос – когда по телефону отвечаете, говорите «Внемлю»?

    Да, когда друзья звонят (Смеётся). Когда я знаю, что это кто-то знакомый, я могу сказать: «Ну жалуйтесь» (Произносит с поистине МХАТовской обреченностью).

    Беседовала Светлана Самусева

    Фотографии Мария Кунина и из архива Владимира Преображенского

    Категория: Человек - Культура - Общество | Добавил: sci-ru (06.03.2017)
    Просмотров: 174 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *:

    Copyright MyCorp © 2017
    Бесплатный хостинг uCoz